Бахчисарай. Бахчисарайский район. Береговое. Песчаное. Угловое. Кача. Орловка.

Цель нашей работы - открыть вам неповторимое очарование Крыма!

 
Хочешь прогуляться по этому району Крыма. Узнай, что  "45-ая Параллель"  может тебе предложить!
Задать вопрос

Город Бахчисарай (с крымско-татарского «Дворец-сад») основан в конце XV в. как столица Крымского ханства, выделившегося из Золотой Орды. В быв­шем ханском дворце в центре старого города расположен Историко-архитектурный музей-заповедник. Археологическая экспозиция знакомит со свидетельствами жизни в древ­нейшие эпохи, когда долины и скальные навесы Юго-западного Крыма входили в число са­мых густонаселенных районов Пиропы. Этнографическая коллекция посвящена культуре, быту, ремеслам и народному творчеству крымских татар. Своеобразная восточная архитектура дворца, оттененная зеленью и цветами, навевает мысли не о набегах и войнах, а о сказках и легендах. Воспетый А. С. Пушкиным  Фонтан слез   — место паломничества  тех, кто любит поэзию. 

Бахчисарайский район.

Это наиболее удобная и обжитая часть Крымского Предгорья. Горный туризм здесь совсем не сложен, но любая тропа радует чистыми родниками, живописными горными и приветливыми селами. Повсеместно возникают ресторанчики с восточной кухней. Еще большее развитие в последние годы получает туризм, связанный с историей религии, и паломничество, востанавливаются христианские церкви и монастыри, мусульманские мечети.

Между Бахчисараем и Севастополем через поселок Сирень (Сюрень) можно выбраться в Бельбекскую долину и ос­мотреть средневековые «пещерные города» Мангуп и Эски-КерменВыше села Соколиное находится знаменитый Большой каньон Крыма, туда ведет известная Юсуповская тропа.

Качи-Кальон. В долине реки Кача примечателен пещер­ный монастырь Качи-Кальон (предположительно VII в.), он возвышается вплотную над шоссе от Бахчисарая на Верхоречье (между селами Предущельное и Машино). В оторвавшейся от общей скалы глыбе устроена  церковь, вмещавшая 10-12 человек, посвященная святым Софии, Вере, Надежде и Любови. Рядом с ней келья, устроенная в такой же глыбе. В обрыве вырублены в несколько ярусов кельи и хозяйственные помещения монастыря. Под естественным высоким сво­дом известняковой скалы в нише под вырезанным в камне крестом- источник св. Анастасии, а ниже него — огромная древняя черешня. И то, и другое — простое и неоспоримое чудо.

Впрочем, сейчас вода этого источника для питья не годит­ся, а славится на всю округу еще более древний источник — Таш-Аир, связанный еще с мегалитической культурой, носителями которой на западе были друиды, а в Сибири — шаманы, существующие и доныне. Над шоссе от с. Предущельное до Качи-Кальона возвышаются на полсотни метров обрывы серо-красноватого известняка. Неожиданно для путешественника они чуть отступают, образуя уютную поляну, от нее сквозь острые скалы уходит ущелье в сторону Бахчисарая. «Таш» — по-татарски «камень», а «Аир» — «ущелье». Вода прохладная и очень вкусная, но если взять ее во флягу и пить потом теплую — очень чувствуется привкус известняка. Но все здешние гости спешат набрать воды во фляги, бутылки и прочее, чтобы подняться левее источника к подножию обрыва. Если его облить водой, то про­ступят выполненные красноватой охрой магические рисунки: олень, бегущий прочь от охотника с дубиной; человеческая фи­гурка, замкнутая в овал; сложные «многоэтажные» фигуры, напо­минающие то ли иероглифы, то ли полинезийские татуировки. Не скажешь, что рисунки уж очень примитивны, на современ­ный вкус они, наоборот, очень стильные, а в их кажущейся упро­щенности заложен широкий и общий образный смысл.

 Еще ближе к с. Предущельное археологами открыта стоян­ка людей каменного века — так называемый Качинский навес. Связан ли источник и наскальные рисунки с людьми каменного века? Датировать ли каменный век на сотни тысяч лет от нас, если, скажем, в Австралии технологии каменного века спокойно сосед­ствуют с современным Синейским оперным театром?

Однако их творцами могли быть и шаманы одного из тюркских племен, пришедших сюда в Средние века. В современной Хакасии (Сибирь) перед зак­лючением брака шаман ведет молодых в горы. К магической скале они подни­маются с завязанными глазами, а первый рисунок, который откроется их взгля­ду после освобождения от повязки, определит всю их будущую жизнь: сценка охоты — благосостояние, человек в круге — могила, маленькие человечки — много детей, ну и так далее.

Тепе-Кермен. Вверх по течению Качи, у деревни Кудрино, дорога сворачивает на север — к Тепе-Кермену, здесь насчи­тывается до 600 пещер, среди которых раннехристианская цер­ковь германского племени готов. Об этом ясно свиде­тельствуют высе­ченные по обе стороны от алтаря осо­бой формы кресты, позднее ставшие очень известными как «тевтонские» — их носили на своих белых плащах ры­цари-крестоносцы.

Тепе-Кермен совершенно не годится для хозяйственной жиз­ни. Какое-то время он был военным замком, но основная его функциональная цель была направлена на подготовку ко вто­рому пришествию Христа, к концу Света и Воскресению. Ос­татки выдолбленных в скалах склепов и пещеры-костницы, за­битые когда-то тысячами черепов и костей, восстанавливают перед нами некий конвейер смерти, вроде итальянских монас­тырей капуцинов. Покойников из окрестных долин вначале ук­ладывали в склепы, а затем «нетленные» кости плотно упаковывали в хранилища-костницы (они здесь действительно сохраня­лись лучше, чем в долинах, благодаря постоянной температуре известняковой толщи).

У подножия вертикального обрыва Тепе-Кермена инте­ресны своеобразной формой остатки большой винодельческой усадьбы. Углубления с желобами между ними были прессами, терками и емкостями для технологических операций с виног­радным суслом.

С Тепе-Кермен открывается один из лучших обзоров Гор­ного Крыма, включая Мангуп, серебристые купола Крымской обсерватории, башню Сюйреньского укрепления на западе, а на востоке — кружевной вырез обрывов Баклы. Ближайший от Тепе-Кермена древний город Кыз-Кермен (Девичья крепость) находится прямо на запад через небольшое, но очень глубокое ущелье. Кыз-Кермен довольно условно значится пещерным го­родом — там были только наземные постройки, а скалы почему-то прочнее других массивов. Так что смотреть там нечего.

Чуфут-Кале. На север от Тепе-Кермена находится самый посещаемый и пещерный город Крыма — Чуфут-Кале.

К нему можно пройти по тропе над Иосафатовой доли­ной, в верховьях которой можно осмотреть древнее караимское кладбище.

Чуфут-Кале жил и воевал с VI по XIX в., оставив множество боевых и хозяйственных пещер, храмов и тюрем, а также и на­земные сооружения: ворота, стены, культовые постройки караи­мов — кенасы.

Впрочем, большинство туристов попадают на Чуфут-Кале от Бахчисарая через с. Староселье по балке с замечательными скалами — природными «сфинксами». В одном из здешних гро­тов найден «старосельский мальчик» — первая находка челове­ка кроманьонского типа на территории бывшего СССР, да­тируемая в 50-40 тыс. лет.

От с. Староселье на юг отходит балка Марьям-Дере (Святая Ма­рия). В VIII-IX вв. здесь основан пра­вославный Свято-Успенский монас­тырь. Интересно,  что крымские ханы,  хотя и были мусуль- манами, приносили ему богатые дары. Между монастырем и городскими воротами Чуфут-Кале недавно появился отдельный экскурсионный объект — осадный колодец с сотнями метров подземных ходов. Раскопки и сенсаци­онные находки (среди которых клад золотых и серебряных римс­ких монет) продолжаются каждый летний сезон!

Бакла. Долина реки Бодрак на восток от Бахчисарая приме­чательна пещерным городом Бакла, древним центром виноделия. Более всего Бакла привлекает посетителей обнажениями горных пород, ставших объектом официальной экскурсии Все­мирного геологического конгресса 1984 года. Уже более полу­века здесь проходят практику будущие геологи ведущих вузов России и Украины. Причудливые фигуры ячеистого выветрива­ния здешних известняков ясно показывают, что эти отложения связаны не с медленными, в течение десятков миллионов лет отложениями, а с бурным катаклизмом, в котором мгновенно погибли многочисленные морские организмы. Пена, которую они дали, когда  сварились заживо от перегретых подземных вод, и дала такие необычные завихрения в  обнажениях обрывов Баклы.

Популярным местом учебных экскурсий является Крым­ская астрофизическая обсерватория, расположившаяся в вер­ховьях долины (пос. Научный), самая крупная в Европе.

 Мангуп в последние годы стал очень популярен. Хотя это всего лишь один из 16 так называемых «пещерных городов» Крыма, но, безусловно, самый значительный — в средневеко­вой истории юга Европы и в современной истории российских неформальных движений (хиппи, митьков, экстрасенсов, кон­тактеров, ролевиков).

Вознесенное на несколько сот метров плато площадью около 90 гектаров на протяжении тысячи лет было неприступ­ной крепостью. Здешние князья владели морским портом и вы­возили через него в Европу вино, яблоки, пшеницу из самых пло­дородных долин Крыма. Христианская культура развивалась здесь еще со времен Апостола Андрея Первозванного. Сельское хозяйство уже в древности достигло такой товарной мощи, что и сегодня поражает. Плотность населения в Предгорье значи­тельно превышала нынешнюю, а уровень культуры удачно со­перничал с европейским.

Попасть к Мангупу ближе всего от станции Сирень (здесь вас уже поджидают местные автоджигиты), но проще и дешевле доехать на маршрутном такси от Бахчисарая. Популярны и экс­курсии из Севастополя. От ближайшей большой деревни Крас­ный Мак в сторону Мангупа над шоссе нависают причудливые скалы, известные под собирательным именем Скала Президен­тов, хотя профили скорее обезьяньи и собачьи (но это дело вкуса и угла зрения, которые по мере движения все время занятно ме­няются). В кадастре заповедных объектов Украины эти фигуры выветривания именуются: «природные сфинксы Каралезской долины».

Перед Мангупом на вы­ходе в Каралезскую долину бал­ки с деревней Ходжа-Сала на­ходится большая поляна и сим­патичное искусственное озеро. Здесь устроена автостоянка, ту­ристский приют, кафе, торго­вые точки, строятся уже и ка­питальные заведения, вероят­но, с номерами. За вход на территорию археологического заповедника Мангуп нужно платить, а подъем очень тяже­лый, так что наверху народу по­меньше, чем внизу, и ведет он себя потише.

Каждое лето на Мангупе работает археологическая экспедиция. Вообще находиться в за­поведнике (тем более жить в палатках) нельзя, но в составе ла­геря археологов — это уже легально.

А вот в пещерах живут дико и самовольно художники, мис­тики и всевозможные неформалы. Мангуп очень любят москви­чи — м-байкеры (горные велосипедисты) и скалолазы.

Раньше все больше пугали друг дружку Мангупским маль­чиком, здешним привидением. Он появляется вечерком и зовет туристов погулять по стенам. Легенду о нем прочтете ниже.

Теперь главная тема костровых баек — хиппи и панки, приезжающие сюда косить «трын-траву» и индейцы — люди, покинувшие нижний мир навсегда и живущие в пещерах.

Привычку к шокирующим историям можно обнаружить еще у Эвлия Челеби, турецкого путешественника середины XVII века:

«изнутри и снаружи той твердыни находится несколько тысяч разнообразных пещер, при виде которых человек застывает в удивлении. В тех пещерах в замке Мангуб храниться состояние народа всего Крыма...

Сотворен он был замыслом Аллаха из горы, как крепость, а, кто его не видел, то пусть не говорит, что видел и осматри­вал все крепости на свете... Если крикнуть в тех долинах, которые у подножия 'уще­лий расположились, горы будут гудеть непрерывно в течение получаса, словно гром, а человека неимоверный испуг и удивле­ние охватят».

В «пещерных городах» люди жили в обычных домах, но для военных целей, а также для складов, тюрем и т. п. использо­вали естественные карстовые полости, выравнивая и углубляя их. Когда идешь по Мангупу, под ногами часто «барабанит» пу­стота. Самая лучшая смотровая «башня» находится над пеще­рой, которая так и называется — Барабан-Коба. Три «окна» кон­тролируют три долины. Эти «окна» и дали название скальному выступу— Тешкли-Бурун (Дырявый мыс). Есть «балконы», с ко­торых получаются замечательные фотографии. Предположитель­но здесь размещались в разные времена казна, тюрьма с каме­рой пыток, а также монастырь.

В средней части мыса высечена так называемая Акусти­ческая пещера, делающая любой звук необыкновенно мощным и звучным по тембру.

Основные раскопки ведутся на Цитадели крепости. Даже когда турки ее все-таки взяли штурмом (на шестой раз!) в 1475 г., потери составили 7 тыс. янычар. Осада длилась полгода. Это была самая неудачная военная операция за всю историю Османской империи.

С запада жилища княжеской семьи и приближенных защи-щала мощная стена с надвратной башней. Под ее защитой возве­дена была и церковь в форме изящной базилики, неподалеку — глубокий колодец.

При раскопках здесь постоянно находятся вещи немые свидетели канувших в Лету времен: го осколки тарелок, части кувшины изполивной керамики; донышки от глиняных кувшинов, кости домашних животных, сережки, монетки, браслеты, росколки посуды, всякие пули и ядрышки для пращи, наконечни­ки стрел (в том числе бронебойные, из особой стали, пробиваю­щей кольчуги). В общем, кое-что о средневековой жизни понять можно. Тем более есть у кого спросить. Спасибо всем!

Не менее интересное место на Мангупе — монастырь в южном обрыве.

Когда умер самый известный и влиятельный Мангупский князь Алексей, он оставил деньги для того, чтобы два монаха всегда молились за него трижды в день. Могила князя была в полу церкви. Жили монахи рядом, в пещере.

Прежде чем попасть в монастырь, нужно пройти одну за­нятную штуковину, прозванную археологами не вполне прилич­но «#опа Мангупа». Это такое отверстие на кромке обрыва, ко­торое даже в двух шагах не примешь за вход в пещеру. Тем не менее, протиснувшись в него, оказываешься над огромным свод­чатым залом, одна сторона которого открывается в обрыв. У его кромки можно пройти к монастырю. Но и с другой стороны зала есть довольно длинный подземный ход. Естественно, ходят слу­хи, что он ведет или в Севастополь, или, по крайней мере, к огромному кладу золота.

Ну, а напоследок — Легенда о Мангупском мальчике.

Мальчишка был последним мангупским принцем. Турецкие султаны обыч­но держали таких пленников в своем главном дворце — серале как заложников. Их насильно обращали в мусульманство и прививали черты маниакального дес­потизма. Вырастая, эти оборотни своим фанатизмом в насаждении ислама и кровавыми зверствами в родных краях пугали даже своих  

воспитателей.

Зная обо всем этом, принц не стал сдаваться в плен, а бросился со стены в отвесную пропасть. Было это, кажется, в 1475 году. С тех самых пор и нет покоя чужеземцам на Мангупе. Вот уже полтысячи лет появляется в лунном свете стройная прозрачная фигурка. Задержишь на ней свой взгляд и уже не оторвешь. И легко можешь вскочить на ближайшую стену из поросших ярким мхом неподъемных каменных глыб, и помчаться наперегонки с легконогим маль­чишкой. С камешка на камешек, с башни на башню. И странный этот танец, видимо, будет настолько сладок, что мысль о смерти уже совсем не пугает. Но чур! Лучше вовремя опомниться, одуматься, остановиться...

Просто для Мангупского Мальчика, утратившего свою княжескую семью в день страшной резни, любой чужеземец в ответе за то, что было более пяти­сот лет назад.

Историческую основу легенда все же имеет. Когда турки ворвались в цитадель, они перебили все семью князя Александ­ра, а его малолетнего сына увезли в Стамбул, где он и его потом­ки жили при дворе султана под титулом князей Мангупских. Не известно, жив ли кто из них сейчас, но вот род караимских бояр Шапшалов в Крыму еще сохранился. Один из рода Шапшалов сейчас учится в Таврическом национальном университете.

Эски-Кермен. ( по материалам Т.М. Фадеевой "По горному Крыму")

 "..Развалины эти так древни, что ни турки, ни татары, ни сами греки не знают названия их."

                                     Мартин Броневский

 

Эски-Кермен расположен неподалеку от Мангупа. Доро­га туда лежит через село Красный Мак: далее путь ведет вправо, через сады и поля, до скалистого мыса, где, повер­нув влево, мы оказываемся перед причудливыми скалами столовой горы, вытянутой с севера на юг. Она пониже и по­меньше, чем Мангуп, и, словно корабль, плывет среди по­лей и уютных долин. На ее плоской вершине прячутся сре­ди зарослей руины раннесредневекового города-крепости Эски-Кермен, основанного в начале VI в.

Эски-Кермен, крупный центр торговли и ремесла, имел первоклассные по своему времени оборонительные соору­жения, за стенами которых укрывалось в случае опасно­сти население примыкавшей к нему сельскохозяйственной округи. Однако на долю города уже в первые века суще­ствования выпали особенно тяжелые испытания. Первый разгром города произошел в VIII в. По-видимому, Эски-Кермен был одним из очагов восстания против хазар в 787 г., о котором повествуется в «Житии Иоанна Готского». Подавив восставший народ, хазары, вероятно, разрушили всю систему обороны города. После этого он продолжал су­ществовать как незащищенное, открытое поселение. Воз­можно, об одной из попыток восстановления городских стен рассказывается в «Записке топарха», документе конца X в.: «Мы имели пребывание в разрушенном городе и дела­ли вылазки скорее из селения, чем из города (то есть кре­пости). Ибо земля была раньше разорена самими варвара­ми, причем они снесли стены до основания». В «Записке» говорится также, что топарх выстроил вначале возле горо-да небольшую крепость, чтобы укрываться за ее стенами в моменты опасности. «Я сначала выстроил возле них кре­постцу из имевшихся налицо (материалов), так что отсюда было легко отстроить и весь город... И она была выстроена с большой поспешностью, ограждена рвом; вместе с этими приготовлениями и война началась». К этому описанию как нельзя лучше, по мнению Н. И. Репникова, подходит замок Кыз-Куле — Девичья башня — весьма сильный в стратегическом отношении пункт на соседнем плато северо-западнее Эски-Кермена. Возникло оно, как считают иссле­дователи, после разрушения оборонительных стен города, не ранее X — XI вв. Перед башней был неглубокий ров, через который переезжали по перекидному мосту. Раскопки, кото­рые велись здесь в 1933 г., вскрыли остатки одноабсидной часовни XIXIII в. с гробницами в ней. Крепость Кыз-Куле погибла в XIV в. от пожара.

Окончательно    город    перестал    существовать    в    конце XIII в.: он был разгромлен и сожжен ордами Ногая в 1299г

 

Кыз-Куле. Въездная башня. С рисунка XIX в.

 

Время превратило его в груды камней, покрытые землей и зарослями, пощадив лишь многочисленные пещеры.

Подняться на плато Эски-Кермен лучше всего с южной стороны, там, где находились главные ворота. Для этого на­до обойти его с востока, осмотрев по пути храм Трех всадни­ков. Он высечен в отделившейся от основного массива округ­лой каменной глыбе: в глыбе меньших размеров, стоящей почти вплотную, вырублена ризница (кладовая), вокруг рас­полагалось эски-керменское кладбище — некрополь. На се­верной стене храма сохранилась фреска с изображением трех всадников в развевающихся плащах: средний из них, Георгий-победоносец, поражает копьем змея-дракона, двое других держат копья остриями вверх, а за спиной одного из всадников, на крупе коня, видна фигура мальчика. Под изображением — следы греческой надписи, смысл которой примерно таков: «Высечена церковь и написаны святые му­ченики Христовы для спасения души и отпущения грехов». Гармоничная по цвету, динамичная по композиции фреска, выполненная в XII — начале XIII в., сильно пострадала не столько от времени, сколько от рук горе-туристов, бес­смысленно разрушающих памятники истории и культуры. А между тем, содержание фрески, поставленное в связь с устройством храма и с высеченными в полу могилами, при­дает всему сооружению на редкость живое и трогательное, в высшей мере патриотическое звучание, по крайней мере с точки зрения древних жителей здешних мест, положив­ших свои жизни в борьбе с кочевниками. Из двух могил-костниц, высеченных в полу, одна находится непосредствен­но под фреской и достаточно велика, чтобы вместить двух погребенных. Вторая расположена у входа в храм и по раз­мерам подходит для ребенка. Не предназначалась ли она для мальчика, изображенного сидящим на крупе коня пе­реднего всадника? Видимо, предметом поклонения в хра­ме были могилы с останками местных воинов, павших в борьбе с врагами и причисленных к лику святых мучени­ков за веру. Само устройство этого крохотного храма с двумя дверями и алтарем, занимающим почти половину про­странства, подкрепляет эту мысль: паломники, входя в од­ну дверь, выходили в другую, в то время как в алтаре шла служба в память погребенных.

Дорога, ответвляясь от главного торгового пути, подни­мается ко входу в город зигзагами-маршами. В камень вре­зались глубокие колеи от колес, кое-где сохранились боко­вые ограждения-парапеты. На последнем повороте дорога входит в узкий коридор, вырубленный в скале. Здесь когда-то были ворота, которые в начале XIX в. еще застал лите­ратор и путешественник П. Сумароков: «При входе в нему (Эски-Кермену. — Т. Ф.) просеченное в горе отверстие де­лает ворота, над ними виден складенный из камней свод...». Когда-то здесь была сложная система оборони­тельных сооружений. У третьего марша дороги проходила передовая стена — протейхизма, огибавшая выступ скалы перед главными воротами. Между ней и обрывом разме­щалось еще двое передовых ворот. Только овладев ими и

Фреска храма Трех всадников. Прорись. Начало XIII в.

 

разрушив протеихизму, противник мог подойти к главным воротам. Над ними возвышалась башня, от которой в обе стороны по краю плато шла основная крепостная стена, на западе и востоке упиравшаяся в пещерные казематы. Все эти укрепления были разрушены еще в раннем средневе­ковье, и уже после этого вдоль третьего марша дороги воз­никли небольшие пещерные церкви и относящиеся к ним мо­гилы и усыпальницы.

Высеченный за воротами в скале коридор — это уже нача­ло главной улицы, вдоль которой расположены пещеры раз­ного назначения. Одна из них — слева, вела в надвратную башню; справа располагался пещерный храм своеобразной формы (в старину называемый «судилищем»), состоявший из четырех смежных помещений, отделенных сохранивши­мися колоннами; в одном из них, видимо, был алтарь: по его полукружию шла ступенчатая скамья — синтрон с епис­копским креслом посредине. Это наиболее древняя часть храма, возникшая вместе с крепостью. Позднее его расширили в восточную и северную стороны: в полу устроили мо­гилы, вдоль обрыва вырубили два придела, прорубили во внешней стене дверь, из которой вниз к могильнику вела деревянная лестница.

Недалеко от этого храма, у юго-восточного края плато, почти над храмом Трех всадников находится небольшая пещерная «Церковь Успения», с остатками фресковой роспи­си с изображением успения Богоматери, относящаяся пред­положительно к концу XIII в.; сюда вела лесенка, высе­ченная в скале.

Городище Эски-Кермен расположено на хорошо укреплен­ном самой природой месте: плато обрывается в долины от­весными скалами значительной высоты и неприступно в большей своей части. Кое-где сохранились фрагменты про­ходивших вдоль обрыва стен: их можно осмотреть на юго-восточном участке плато. Следует отметить, что обязатель­ной деталью устройства раннесредневековых крепостных сооружений  Крыма являются специально вырубленные в скале «постели», служившие основанием для облицовочных квадров стены и придававшие ей большую устойчивость. Их обязательно две, параллельные одна другой. По этой линии укладывались массивные тесаные блоки известняка, составлявшие самую облицовку стены. Пространство между ними заполнялось забутовкой из мелких камней, залитых раствором известки. Там, где стена не уцелела, ее линия прослеживается по выемкам «постелей»; реконструкцию си­стемы оборонительных сооружений Эски-Кермена осущест­вил крымский археолог Е. В. Веймарн, доказавший, что стена окружала город по всему краю плато, отсекая с севера примерно третью часть его, оставшуюся незастроенной: воз­можно, она предназначалась для скота, а также для рынка. Аналогичная особенность имеется и на Чуфут-Кале. На со­хранившихся участках стены прослеживается пять рядов кладки, заканчивающихся шестым рядом больших плит, по­ложенных плашмя и перекрывающих всю толщу стены вместе с забутовкой, слегка нависая по краям. Эски-керменские стены, по мнению Д. Л. Талиса, — уникальное явление в Крыму, ибо только здесь сохранились остатки раннесредневековых стен вместе с их завершением в виде горизонтальных перекрывающих плит. Высота стены в 2,8 м при наличии отвесного обрыва под ней была вполне достаточной. Скалистые мысы, выступавшие за линию обо­роны восточного обрыва, как бы в виде природных «ба­шен», также были использованы: вырубленные в них пеще­ры с бойницами явно служили казематами для воинов и позволяли держать под перекрестным обстрелом «мертвую зону», прилегающую к обрывам. «Башни» расположены на довольно близком друг от друга расстоянии. С площадок плато к ним ведут вырубные лестницы, помещения в них со­общаются переходами, в сторону обрыва пробиты ряды бойниц разной величины: более крупные — для скатыва­ния камней, меньшие — для стрельбы из лука. На верхних площадках скалы помещались более крупные орудия — кам­неметы.   Снаряды  для  них   в  виде  круглых   ядер   встречены при раскопках. Веймарн насчитывает шесть таких мы­сов-башен с пещерными комплексами — казематами.

Понижающееся к северу плато Эски-Кермена заканчива­ется мысом, отделенным от массива городища седловиной. Здесь сохранились остатки еще одного участка обороны — так называемого «дозорного комплекса». Сильно стершиеся ступени вели на седловину, служа входом в крепость с се­вера. Спустившись по лестнице, надо идти вдоль скалы по западной стороне расщелины и, отыскав в зарослях де­ревьев и кустарников вход, ведущий на отдельно стоящую скалу, подняться по вырубной лестнице. Лестницу начинает дверной проем, вырубленный в подножии скалы на уровне седловины; дверь открывалась внутрь и запиралась бру­сом. По ходу лестницы справа вырублены две пещеры с амбразурой и бойницами. Далее на стенах встречаются вырубные кресты с расширяющимися концами, свойственные «доиконоборческой» эпохе. Через люк лестница приводит на верх скалы, на площадку, где видны следы небольших круглых отверстий для крепления деревянных стояков парапета. На северном конце площадки над обрывом име­ется прямоугольная вырубка, а симметрично ей, на проти­воположном обрыве, — еще такая же. Видимо, здесь в древности перекидывались деревянные мостки для сообще­ния с недоступной ныне северной оконечностью столовой горы. С площадки дозорного комплекса открывается вели­чественный вид на весь район предгорья, подступы к горо­дищу и северные части огибающих его балок.

Одно из достопримечательных, можно сказать, уникаль­ных сооружений Эски-Кермена — его осадный колодец, расположенный у самого края восточного обрыва, в средней его части. Он был создан одновременно с городом как важ­нейшая часть его системы обороны. В толще скалы выруб­лена круто уходящая вниз лестница в шесть маршей, каж­дый из которых заканчивается площадкой, освещенной окном. 95 ступеней лестницы переходят в галерею длиной около  10 м, где с  потолка  просачивалась вода.  В раннее время существования города ее накапливалось до 70 ку­бометров, так что водой были залиты шестой и пятый мар­ши лестницы. По-видимому, враг, разрушивший городские стены, сделал пролом во внешней стене, в результате чего колодец утратил свое оборонное значение. Уровень воды по­низился, а последние ступени стесаны. Из колодца на по­верхность вода извлекалась исключительно вручную. В мир­ное время город пользовался водопроводом из гончарных труб, подводивших воду от родников соседней возвышен­ности за четыре километра.

Само городище усеяно множеством холмиков, поросших лесом и кустарником и прикрывающих остатки разнородных построек, среди которых без труда прослеживается направле­ние главной и боковых улиц. Культурный слой здесь весь­ма значителен, местами достигая 4 м мощности. Раскопка­ми вскрыты остатки нескольких жилых домов у восточного обрыва: мощный слой золы говорил о гибели их от пожа­ра. Дома были, по-видимому, двухэтажными, как и в Чуфут-Кале, с нижним каменным и верхним деревянным этажом, покрытым черепицей.

На самой вершине плато, куда через заросли ведет основ­ная тропа, находилась площадь с базиликой, построенной из тесаного камня одновременно с  городом, предположи­тельно в VI в. «О былом значении и славе Эски-Кермена, — писал   М.   Броневский,    —   свидетельствует   храм,    укра­шенный  мраморными  и серпентинными  колоннами,  хотя он повержен на землю и разрушен». Базилика была рас­копана в 1930 г. Археологи установили, что это было пря­моугольное в плане здание с тремя далеко выступающими на восток абсидами, снаружи пятигранными, внутри — по­лукруглыми: они были отгорожены от остального простран­ства церкви каменной предалтарной преградой, от которой сохранились обломки, покрытые резьбой в виде плетенки. Колоннами здание разделялось на три нефа, потолок был деревянный, кровля черепичная.  Исследователи отмечали отсутствие  сходства   базилики  с  херсонесскими  храмами: ряд конструктивных приемов, напротив, наводил на мысль о родстве ее с малоазийским зодчеством, чье культурное влияние ощущалось в Крыму во все исторические эпохи.

Отмечая тщательность квадровой кладки крепостных стен, продуманную связь пещерных казематов с наземными укреплениями, крымский археолог Д. Л. Талис указывал на участие в их сооружении византийских строителей, «а ис­пользовались они местными правителями в интересах, совпадающих в период строительства с целями византий­ской  администрации».   Оценивая   оборонительные   сооружения Эски-Кермена, автор первых раскопок Н. И. Репников отметил: «Оборона города на всем протяжении за­думана с тонким пониманием местных условий, что позво­ляет видеть в авторе проекта опытного военного инженера».

Высказывалось предположение, что Эски-Кермен как кре­пость был построен сразу, «в порядке государственного мероприятия», пришлой строительной артелью.

Неподалеку от Эски-Кермена, в ущелье к западу от Кыз-Куле, там, где находилась когда-то деревня Черкес-Кер-мен (потом Крепкое, ныне не существует), в одной из скал высечена небольшая пещерная церковь, известная как храм «Донаторов». К нему через скалистую площадку и рассе­лину ведет вырубная лестница, по сторонам которой высе­чены гробница и усыпальница. Вход в храм с юга, в южной стене — окно, освещавшее храм и абсиду. На стенах храма сохранились фрагменты фресковой росписи. Особенно ин­тересны фрагменты композиции, изображавшей донато­ров — лиц, на чьи средства устроен храм, — в узком аркосолии западной стены. По бокам святого в нимбе изо­бражены слева — донатор с бородой в шапке с меховой опушкой и красным матерчатым верхом, слева — женская фигура в остроконечном головном уборе с серьгами в ушах. Роспись датируется первой половиной XIV в.

Пещерные монастыри Челтер, Шулдан. (по материалам Е.М. Литвиновой "Путеводитель КРым. Православные святыни")

 ЧЕЛТЕР

  ...Для Крыма характерно образование небольших монастырей, в которых проживало малое число иноков. Несколько таких монастырей подчинялись одному киновиарху, находившемуся обычно в сане архимандрита, он занимался управлением жизни в киновиях и являлся высшей монастырской властью. Любой монастырь начинался с постройки храма, как правило, они одноапсидными. Храмы возводили из камня на известковом растворе или вырубали в скале,алтарная преграда отделяла алтарь от наоса (основного помещения храма). В более крупных монастырях устраивали трапезные. Поначалу монахи жили в общих, довольно просторных кельях, позже стали устраивать небольшие индивидуальные кельи, где не было ничего лишнего. При посещении пещерных монастырей в кельях можно определить по углублениям в полу, где находилась лежанка, где стоял стол, можно увидеть высеченные в стене ниши, обычно их две: в одной стояла икона, в другой кружка с водой. Другие пещеры использовались в качестве различных хозяйственных пристроек, мастерских,виноделен.

Из села Красный Мак можно проехать к деревне Терновка (бывшее Шулю). В скалистых обрывах горы Челтер-Кая («решетчатая скала») даже с дороги видны четыре яруса искусственных пещер. Это монастырь Челтер, возник­ший в конце Vlll-начале IX века. Здесь археологи насчита­ли более пятидесяти пещер: кельи, трапезную, хозяйственные и подсобные помещения. В древности все они соеди­нялись деревянными лестницами, балкончиками, галереями, напоминавшими ажурную решетку. Наиболее интерес­на церковь, расположенная во втором ярусе. Она занима­ет восточную часть большого естественного грота. Южный край этого грота поддерживается шестью столбами, один из которых сегодня разрушен. В храме нет южной и север­ной стен - в древности они были сложены из камня. Апсида полукруглой формы, в центре пола - основание для престо­ла с углублением для мощей. В стене есть ниша-жертвенник и окно. Вдоль северной стены тянется скамья, рядом с которой в полу пять могил. В этом же гроте, в другой стороне, высечен тарапан. Вокруг монастыря до сих пор находят заросли одичавшего винограда. По краю скалы сохрани­лись несколько зерновых ям, рядом, стоит лишь присмот­реться, канавки, которые отводили дождевую воду от запасов зерна, собирая ее в особый водоем.

Третий ярус состоит из пятнадцати соединенных между собой пещер. Здесь тоже есть храм, алтарная часть кото­рого разрушена, а под потолком вырублен крест. В севе­ро-западной части в полу находятся две могилы. Возможно, это была небольшая часовня. В южной стене расположен вход в галерею,над ним высечен крест.

В храме четвертого яруса на стене алтаря, слева от пре­стола, высечен крест и сохранились несколько слов гре­ческой надписи: «раб божий... 6911-й(1403 год)». Справа, в квадратной впадине, неразборчивая надпись и крест.

В пещерной церкви пятого яруса на стенах много граф­фити и следы неразборчивой надписи. Очевидно, это было особо почитаемое место. К восточной стене примыкает престол, слева от него ниша. Рядом с церковью в боку кар­стовой пещеры вырублен алтарь. Это могла быть неболь­шая часовня.Монастырь существовал довольно долгое время - с XII по XV век.

ШУЛДАН.

Примерно полтора километра отделяет Челтер от небольшого монастыря, расположившегося в обрывах скалы Шулдан, что переводиться на "отдающий эхо". Монастырь состоял из двадцати пещер, большинство из которых теперь разрушены, и двух храмов. Главный храм сохранился осо­бенно хорошо, он просторен и высок. Когда-то апсида отделялась преградой, вырубленной в скале. Иконостас был деревянным - в полу можно рассмотреть подрубки для установки Царских врат. В апсиде этого храма помещалось епископское кресло, а в центре располагалось горнее место. В северной стене вырублена скамья. В том месте, где она соединяется с алтарной преградой, высечена гроб­ница в виде аркосолии, под ней в полу - могила. В южной стене дверной проем выводит на площадку над обрывом, здесь же высечена ниша с окном.

Из главного храма можно было попасть в часовню, в северной части которой находится усыпальница, в полу под ней могила. Арочный вход из алтаря вел в крещальню, где в нише вырублена купель, которую закрывали деревянным щитом. К западу от крещальни можно найти остатки еще одного помещения с круглой ямой. О ее назначении нет единого мнения. Возможно, здесь ранее была крещальня, а затем, после открытия нового баптистерия, ее переделали в часовню, а яму - в могилу.

Второй храм монастырского комплекса Шулдан расположен во втором ярусе пещер, над восточным входом. По­пасть туда можно из естественного грота по каменной лестнице, которая сегодня частично разрушена. В восточной стене в арочной нише расположен престол, на выступе южной стены -жертвенник. Вдоль всей северной стены идет скамья, заходящая в алтарь. В древности алтарь от осталь­ной части храма отделяла деревянная преграда.

Алтарь - самая важная часть храма, здесь священно­служители совершают Богослужения и здесь находиться главная святыня - престол, на котором таинственно присутствует Сам Господь и совершается таинство причащения Тела и Крови Господней. В пещерных храмах алтарь обычно высекали из камня. На нем находились священные предметы, к которым мог прикасаться только священник.  Само слово «алтарь» означает «возвышенный жертвенник». При посещении пещерных монастырей помните: не следует заходить в алтарь и касаться престола - это могут делать только священнослужители.

Ученые полагают, что в XIII-XIV веках в скалах над Шульской долиной возник небольшой монастырь. В период расцвета княжества Феодоро он расширяется и перестраивается, появляется новый баптистерий. Епископское кресло, сохранившееся в  алтаре главного храма, дает возможность предположить, что Шулдан был резиденцией митрополита. А монастырь Челтер, обитатели которого  занимались активной хозяйственной деятельностью, мог быть подворьем, обслуживающим двор епископа.

Немало сил и времени требовалось монахам, чтобы высечь в скале, пусть даже сложенной довольно «мягкими» известковыми породами, кельи и храмы. Один из первых исследователей пещерных монастырей Крыма П. Кеппен такими словами выразил свое восхищение: «Каких трудов стоило изсечь этот дом Божий? Каким терпением должны были обладать те, которые, оставив по себе этот памятник, сами погружены в мрак забвения»

Береговое. Песчаное. Угловое. Кача. Орловка.

На эти курорты легко попасть по живописным шоссе. Рей­совые автобусы и маршрутные такси ходят из Симферополя и Севастополя (автостанция Северная), но больше всего — из Бахчисарая. Здесь неплохие пляжи и отличные деревенские про­дукты по доступным ценам.

Село Береговое, расположенное в устье небольшой ре­чушки Булганак, хотя и относится к Бахчисарайскому району, но через с. Кольчугино выходит на трассу Николаевка — Сим­ферополь. Здешние места не очень плотно заселены, поскольку берега круто обрываются к морю и подвержены оползням. Лишь речная долина как бы отодвигает обрывы в стороны. Летом па­латочные городки для автотуристов и отдых в деревенских до­мах и на дачах привлекают тех, кому нужно только море и солнце.

Окрестности села Песчаное — молодого курорта к запа­ду от Бахчисарая — довольно живописны: в рельефе уже чув­ствуется близость гор, долина реки Альмы почти целиком покрыта садами из яблони и груши, в деревнях растет и все остальное, есть также небольшие низкоствольные лесочки, а со степью мы распростились. В низовье Альмы раскопано Устъ-Альминское скифское городище. Говорят, что в наносах устья попадается и какая-то особая самоцветная галька (оранжевая сердоликовая — из неё делали когда-то бусы и скифы и готоаланы). Специаль­ные археологические экскурсии организует «Ялта-Интурист» на месте одного из самых кровопролитных сражений XIX в. — в Алъминском сражении погибли десятки тысяч солдат и офицеров России, Великобритании, Франции, Сардинского королевства (Италия) и Турции. Находки имеют не только военно-историческое значение, но важны при рассмотрении вопросов наследственных привилегий потомков воевавших здесь ино­странцев.

Чуть южнее с. Песчаное, но за грядой холмов, удобный вы­ход к морю имеет и соседняя долина, по которой идет отдельное шоссе к Бахчисараю. Ниже большого села Угловое после пары небольших мелких озер открывается просторная полукруглая бух­та. В ее центре располагается палаточный городок для автотурис­тов и базы отдыха. А вот у села Андреевка, которое на карте выг­лядит более привлекательным благодаря своей близости к морю, берега обрывисты и опасны.

Береговое, Песчаное и Угловое имеют неширокие песча-но-гравийные пляжи, за ними нередко возвышаются крутые скло­ны или береговые обрывы, которые приходится закреплять спе­циальными железобетонными конструкциями и посадкой поч-воудерживающих насаждений. Кое-где пляжи подсыпают гравием и галькой, иначе море не только «слизывает» навесы и грибки, но и разрушает набережные и даже курортные корпуса.

ВНИМАНИЕ: там, где набережные разрушены, ни в коем случае не входите в воду, арматура и обломки железобетона смер­тельно опасны.

Дальше на юг берег не освоен и дик почти до Севастопо­ля. Лишь там, где в Черное море впадает река Кача (у села Орловка) раскинулись довольно просторные песчано-гравий-ные пляжи с пологим уклоном, хорошим и для детей, и для взрос­лых. Между селами Береговое и Орловка находится гарнизон военноморских летчиков Кача. В последнее время он рассекре­чен, многие жители поселка принимают туристов и в своих мно­гоквартирных домах и на дачах, которых очень много. Располо­жены они среди виноградников, здесь отличные фрукты, ово­щи, виноград. До пляжной зоны от дачных поселков примерно 1 км. Неширокие, но очень интересные пляжи находятся под крутым береговым обрывом, который разрушается после каж­дого большого шторма. В обнажении обрыва находятся пласты

древнего плотно слежавшегося песка. После штормов и ополз­ней он оказывается внизу, и такой девственной чистоты песочка вы просто нигде не найдете! И можно смириться с полным от­сутствием на этих пляжах какого-либо комфорта — строить ведь здесь нельзя. Зато на очень широком пляже Орловки полный набор разнообразных развлечений и услуг.



Вернуться к списку